• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Философия (список заголовков)
21:48 

Кандидат философских наук у меня в ленте цитирует "Наш мир - лучший из возможных" и ставит в автора Брэдбери. Ну, докатились.

И это еще полбеды. Когда я ему дружелюбно заметил, что автор-то Лейбниц, он зачем-то стал оправдываться, да еще и тем, что диссертация у него по социальной философии, а не онтологии.

@темы: философия, люди

21:27 

Время

Время не лечит. Время ничему не учит. Время не старит. Время не приближает нас к смерти. Время не неумолимо. Время не течет и не бежит.
Необходимо возвращать вещам и явлениям простоту: время просто есть, и то, что приписывается ему, не имеет к нему отношения. Поэтому мы можем поставить "не" к каждому из сказанных выше действий и эпитетов и не обмануться: время может как старить, так и молодить, как приближать к смерти, так и отдалять от нее (предлагаю вам самим обосновать это).
То или иное восприятие времени, переживание его говорят не о времени, а о воспринимающем и переживающем.
Предложить человеку ощутить время как время, без коннотаций трагедии или прогресса, значит предложить ему стать свободнее.
Но это - философский уровень; как обстоит дело на бытовом?
Человек делит время на рабочее и свободное, на то, где он отдает себя делу, и то, где может наконец побыть собой. Он не просто учится или работает, не просто выполняет долг перед кем-то, он отдает или продает свое время, после которого у него остается некое "свободное время" - и разве ему не стоит понять, что все его время - свободно?

Необходимо признать свое своим: вот такая задача.

@темы: философия, principia ethica

01:45 

Истина

Жажда истины – это сдавленная грудь, это легкие, алчущие кислорода, это теснота любых стен вокруг тебя.
Поиск истины – это поиск места, где будет вольнее дышать.

@темы: философия

22:05 

Абсолютно чистый холст

Главным моим детским инсайтом было яркое, пришедшее внезапно каким-то зимним вечером понимание: каждый может делать со своей жизнью абсолютно все, что захочет.
Меня, видимо, перестало просто нести по волнам родительских ожиданий и собственных каких-то первичных потребностей. И выбросило на берег. Эта ментальная встряска сильно вскружила мне голову, и я весь вечер ходил по квартире с вытаращенными глазами. Брат забеспокоился и сказал, что, мол, так-то оно так, но лучше мне сильно не заморачиваться.
И все же.

Абсолютная свобода, говорят, невозможна. Нас всегда что-то определяет, ограничивает.
Но тут, мне кажется, вполне можно надеть маску трансценденталиста и кантианца и сказать: все эти ограничения и пределы возможны лишь потому, что есть безграничное и беспредельное.
Априорная ситуация нашего существования - это когда мы стоим как художники перед абсолютно чистыми холстами. Мы, возможно, никогда не сможем пережить эту ситуацию, потому она и называется априорной, но она - условие того, что мы вообще что-либо переживаем.

Мне этот детский опыт напоминает другое: когда чистый лист бумаги призывает волну воодушевления простой мыслью, что на нем может оказаться все что угодно. И потом следуют образы, бередящие душу. Вдохновение, в общем.
Какой будет вывод, если мы сведем воедино оба опыта и мысли о них? Нельзя жить без вдохновения.
Так и есть, по-моему.

@темы: философия, реальность, литература

00:54 

Ницше и память

Любое воспоминание есть интерпретация.
И если мы ведем дневник и читаем запись о прошлом, а параллельно пытаемся вспомнить то время самостоятельно, - неудивительно будет встретить несовпадение в чем-то. Память искажает - и даже при чтении дневниковых записей мы искажаем. Настоящее положение дел велит нам толковать по-новому все то, что было в прошлом.
Потому, если считать память единственной формой, в которой существует прошлое (и осуществляется настоящее - что сложнее объяснить, но возможно), то время оказывается в своей сущности насилием; столкновением и борьбой различных сил.
Это сходно с мыслью Ницше.
Всякая история философии тогда (как и всякая продуманная стратегия запоминания и вспоминания, любой процесс репрезентации) - это попытка наделить себя правом на насилие, присвоить себе работу насильственной интерпретации. И здесь речь, конечно, не может идти о какой-либо объективности, о познавательных взаимоотношениях "субъект-объект" вообще; речь идет только о включении в борьбу.

@темы: философия

21:24 

Тлен, безысходность, экзистенциализм

Я думаю, один из главных и самых распространенных пороков, которые соседствуют с глупостью (и он даже более распространен, чем сама глупость!) - это чрезмерное доверие своему опыту. Ограниченному, конечно, - а иного и не бывает.
И хотя тут, как всегда, есть нечто обоюдоострое - и вера в глобальность своего уникального опыта может рождать великие картины, поэмы, философии... - частым следствием такого доверия получается пошлость.
Я имею в виду ту пошлость, которая усматривается в малодушном перенесении собственных простых эмоций или недальновидных выводов на весь универсум. Если говорить о великих, я чувствую это в Шопенгауэре. Сложно уличить в этом Ницше - Ницше был великим критиком не только других, но и себя тоже: он был виртуозом расширения границ собственного опыта. Но и он был подвержен этому греху в некоторой мере (а кто нет?)
И если уж речь зашла о Шопенгауэре и его пессимизме, то невозможно не высказать тут и другое удивление. Почему таким нормальным и не требующим сомнения является среди многих неглупых людей суждение "От многой мудрости - многие скорби"? Почему с такой охотой они принимают на себя маску трагического героя, рыцаря печального образа? Дерзания ума ведут их к одиночеству и даруют возвышающее чувство собственной исключительности, и здесь, как им кажется, совершенно не лишним будет покрасоваться в лучах трагизма собственной судьбы.
Бывает тут нелишним правильно соблюсти пропорции цинизма и романтичности, например. Ради популярности созданного образа.
Нет, я правда верю, что горе от ума - явление нередкое, но неужели не необходимо провести здесь грань между неизбежным злом и собственным к нему стремлением?

То же можно сказать и о любой философии пессимизма. Мне известны глубины страха перед смертью, ощущение, в связи с этим, тотальной бессмыслицы; мне понятно ощущение абсолютной наполненности страданием; и все же - какой демон приказал Шопенгауэру, Камю, множеству других останавливаться на этих чувствах как на чем-то, определяющем все остальные мысли, чувства, взгляды?

Мышление иссушает те земли, на которых остается: и то, что казалось сначала оазисом, поглощается прежней пустыней.

@темы: философия

22:39 

Университет

Я думаю о том, как выглядит жизнь обычного преподавателя философии.
Идет он с утра на работу, там читает лекции студентам о мышлении, которое переступает границы обыденного рассудка, говорит о величии картезианского радикального сомнения. О Ницше им рассказывает, о низвержении кумиров.
А потом приходит вечером домой, наворачивает суп и садится перед телевизором смотреть любимую передачу.
Или не суп. И перед телевизором не садится. Но... приходит - и в привычном его распорядке дня проставляются галочки: это сделано, это сделано, все, как и вчера, и позавчера.
Да что говорить: лекции, вероятно, тоже повторяются из года в год, они законспектированы на специальных удобных листочках, с которых преподаватель читает, уныло - потому что как еще можно это делать?
Поэтому, если и было какое-то различие между яркостью того, что раскрывала перед ним философия, и скукой обыденности, - это различие уже стерлось, все превратилось в отлаженный механизм действий и реакций. И человек может говорить, что ему нравится, потому что он счастлив в браке, или еще почему-то счастлив; может говорить, что его все это смертельно достало. Неважно.
Это кошмарная картина в любом случае.

Слишком страшная вещь эта ваша академическая среда . Слишком легко увязнуть в частностях и не понять, что сам ты уже давно целиком механизм. Да, те, что подходят под образ выше - они не копают глубоко, но весь ужас в том, что даже и копающих глубоко эта среда может развращать.
В первую очередь нужно делать что-то с собой. А потом уже с концептами. Это такой мой личный выбор.
Поэтому я не буду делать попыток "остаться в университете" после окончания аспирантуры. Я очень уважаю людей, которые в университете и по-настоящему заинтересованы тем, что делают. Меня это не смогло и не сможет заинтересовать в той же мере - и в таком же смысле.
И если я когда-нибудь напишу книгу, это будет не монография. А сказки.

@темы: философия, люди, реальность

01:50 

Мейясу и субъективизм

Пытаюсь проследить за ходом мысли Квентина Мейясу, на каком-то моменте вспоминаю то, что думалось мне во время написания дипломной работы. Вот особенно на этом моменте (в его статье "Время без становления", где он излагает основные проблемы и решения своего нашумевшего "После конечности":


Аргумент в пользу этого тезиса [что нет никакого Х без данности Х - скажем, субъекту] так же просто сформулировать, как сложно опровергнуть: его можно назвать «аргументом от круга», и он состоит в том факте, что всякое возражение против корреляционизма это возражение, произведенное мышлением, а потому зависящее от него. Когда вы выступаете против корреляции, вы упускаете из виду, что возражаете именно вы, а, следовательно, с точки зрения вашего разума, или культуры, или эпохи и т.д. Круг означает, что всякий наивный реализм впадает в порочный круг, перформативное противоречие, в котором вы отрицаете то, что говорите или думаете, самим актом высказывания или мышления этого.

@темы: философия

00:07 

Свобода литературных персонажей

Купил в московском Доме Книги "Откровения молодого романиста" Умберто Эко.
Вероятно, любое стройное рассуждение, претендующее на обладание универсальным знанием (в духе соответствия каким-то объективным духовным сущностям) мне претит, и вот где-то на главе третьей "Размышления о литературных персонажах", где Эко себя в полной мере раскрывает как семиотика, я стал ощущать позывы к спору.
Сравнивая суждения о литературных персонажах с суждениями об исторических персонажах (в качестве примеров Эко берет самоубийство Анны Карениной и самоубийство Адольфа Гитлера), он замечает, что если о вторых мы можем судить лишь с определенной степенью достоверности - т.к. исторические факты могут быть пересмотрены в ходе открытия новых свидетельств - то суждения о литературных персонажах могут обладать бесспорной истинностью.

...если нас спросят, действительно ли Анна Каренина покончила с собой, мы будем вынуждены ответить положительно, ибо факт ее самоубийства является истинным в любом из возможных миров.

Если даже предположить, что в рамках определенного произведения Льва Толстого этот факт содержится, что это проявление намерений текста, - почему мы обязаны брать за основополагающую точку зрения - точку зрения данного текста? Почему мы не можем принять за критерий истины содержание других, реальных или воображаемых, текстов, повествующих об Анне Карениной?
Поэтому ход Эко мне кажется произволом. И хотя мы, вероятно, неизбежно связываем означающее "Анна Каренина" с означаемым, в котором содержится весь спектр описанных в романе Толстого действий, мыслей и пр., в такой связи просвечивает порочащий ее психологизм.
То есть, если ваш ограниченный опыт повествует об этом литературном персонаже так-то и так-то, - неужели из этого обязательно следует истинность всех ваших суждений о нем?
Хотя с чисто эстетической стороны я не люблю никакие "фанфики", с философской точки зрения меня восхищает то, что на каждое "Анна Каренина бросилась под поезд" может явиться толпа графоманов разной степени даровитости и сказать: "Нет. Все было не так".
В общем, я за плюрализм. Свободу литературным персонажам!

@темы: литература, философия

Палингенесия

главная